06.03.2017 Кризис в психологии: был, есть и будет?

Более ста человек приняли участие в мартовской встрече постоянно действующего дискуссионного клуба «Чаепитие у классиков». Заявленная тема: «Есть ли кризис в современной психологии?» оказалась столь животрепещущей, что вызвала интерес как со стороны ученых-теоретиков, так и со стороны психологов-практиков, а также у студентов, которым еще только предстоит наметить свой путь в психологической науке.

Для предварительного чтения участникам были предложены две статьи – «Методологический смысл психологического схизиса» (автор Ф.Е. Василюк) и «Еще раз о схизисе в психологии» (автор А.В. Юревич), написанные с 15-летним интервалом.

Авторы статей — Василюк Федор Ефимович — доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой индивидуальной и групповой психотерапии факультета консультативной и клинической психологии МГППУ  и Юревич Андрей Владиславович — доктор психологических наук, профессор, заместитель директора Института психологии РАН, член-корреспондент РАН – находятся в диалоге. Тем интереснее, что оба ученых приняли участие в состоявшейся встрече.

В связи с большим количеством участников заседание клуба проходило в необычном формате: первая часть встречи представляла собой содержательное интервью с авторами статей и еще тремя приглашенными экспертами, в числе которых:

Шукова Галина Валерьевна— кандидат психологических наук, заместитель директора по научной работе Психологического института РАО.

Артеменков Сергей Львович — кандидат технических наук,профессор кафедры прикладной информатики факультета информационных технологий МГППУ.

Лубовский Дмитрий Владимирович — кандидат психологических наук, профессор кафедры педагогической психологии факультета «Психология образования» МГППУ.

За интервью последовала традиционная открытая дискуссия, в которой приняли участие студенты, аспиранты, молодые ученые, а также гости клуба:

Степанов Сергей Сергеевич – писатель, переводчик, журналист, доцент кафедры педагогической психологии факультета «Психология образования» МГППУ.

Шведовская Анна Александровна — кандидат психологических наук, доцент кафедры педагогической психологии факультета психологии образования, Начальник информационно-аналитического управления  МГППУ.

Богданчиков Сергей Александрович — кандидат психологических наук, доцент кафедры правовой социологии и психологии Саратовского юридического института МВД России.

Модератором дискуссии выступила Рубцова Ольга Витальевна — кандидат психологических наук, руководитель Центра междисциплинарных исследований современного детства.

Как известно, одним из первых о кризисе в психологии около ста лет назад заговорил Лев Семенович Выготский. В работе «Исторический смысл психологического кризиса» он обозначил несколько составляющих критического состояния современной ему науки. Одна из них – отсутствие метода, адекватного для изучения целого ряда психических явлений, вторая – раздробленность, выражавшаяся во множестве соперничавших между собой научных направлений и школ, третья – это разрыв между теорией и практикой,  который Выготский рассматривал в качестве важнейшего препятствия на пути дальнейшего развития психологии как науки. Можно сказать, что первую из обозначенных проблем Выготский решил в рамках разработанной им культурно-исторической концепции, предложив экспериментально-генетический метод как альтернативу «классическим» методам в психологии (это обстоятельство, впрочем, омрачает тот факт, что экспериментальные работы, построенные на данном методе, занимают лишь небольшой процент в массиве мировых психологических исследований, но это уже другая тема). Что касается второй и третьей проблемы, то мнения психологов расходятся относительно того, удалось ли решить их за прошедшие сто лет.

В 1996 году вышла статья «Методологический смысл психологического схизиса», в которой Ф.Е. Василюк вступил с Л.С. Выготским в содержательный диалог, утверждая, что спустя около века правомерно говорить не о кризисе, а, скорее, о схизисе психологической науки, выражающемся в параллельном, практически автономном существовании теоретической и практической психологии:

«К сожалению, приходится диагностировать не кризис, но схизис нашей психологии, ее расщепление. Психологическая практика и психологическая наука живут параллельной жизнью как две субличности диссоциированной личности: у них нет взаимного интереса, разные авторитеты (уверен, что больше половины психологов-практиков затруднились бы назвать фамилии директоров академических институтов, а директора, в свою очередь, вряд ли информированы о «звездах» психологической практики), разные системы образования и экономического существования в социуме, непересекающиеся круги общения с западными коллегами».

Причем, по мнению автора, хуже всего то, что «ни исследователи, ни сами практики не видят научного, теоретического, методологического значения практики. А между тем для психологии сейчас нет ничего теоретичнее хорошей практики».

Спустя около пятнадцати лет к диалогу присоединился А.В. Юревич, с точки зрения которого в последние годы наметились различные тенденции к сближению теории и практики, в связи с чем «традиционное разделение исследовательской и практической пси­хологии во многом утрачивает смысл». В то же время, по мнению автора: «если не «схизис», то, употребляя другой термин Ф.Е. Васи­люка, «диссоциация» между исследова­тельской и практической психологией по-прежнему сохраняется. Сообщества психологов-исследователей и психологов-практиков, хотя во многом и пересекают­ся, в своей основной части достаточно далеки друг от друга. А главное, практи­ческая психология по-прежнему опира­ется преимущественно не на то знание, которое генерирует исследовательская психология, использует иной терминоло­гический аппарат, свои объяснительные принципы и т.п. То есть разобщенность «двух психологий» сохраняется».

Впрочем, в ходе дискуссии, А.В. Юревич подчеркнул, что определенная «дистанция» между теорией и практикой характерна не только для психологии, и даже не только для гуманитарных наук, но для любой науки в принципе — так, например, открытия в области физики или химии никогда «автоматически» не переносятся в практику (в частности, в какое-либо производство). Таким образом, согласно позиции А.В. Юревича, сложившаяся ситуация не является «достоянием» исключительно психологии, и свидетельствует не столько о кризисе, сколько о ее закономерном развитии как науки.

В ходе состоявшейся дискуссии была затронута еще одна важная проблема, связанная с подготовкой психологов – причем, как ученых-исследователей, так и практиков, которым предстоит работать в качестве семейных консультантов, школьных психологов и т.д. Эта тема вызвала особенный отклик у студентов и молодых специалистов, по мнению которых разрыв между теорией и практикой наиболее остро ощущается в момент, когда выпускники психологических факультетов впервые приступают к профессиональной работе на практике.

В целом можно сказать, что в ходе чаепития, длившегося более двух с половиной часов, было намечено несколько важных тем, которые требуют отдельного и обстоятельного обсуждения. В их числе:

  • Что главное в профессиональной квалификации современного психолога?
  • Как отличить хорошо подготовленного психолога от того, кто только знаком с терминологией и инструментарием?
  • Как начинающему специалисту  преодолеть существующий разрыв между теорией и практикой в начале своего профессионального пути?

Центр междисициплинарных исследований современного детства приглашает Вас к обсуждению данных вопросов  в рамках предстоящих чаепитий, а также в группе Центра на Facebook

Видеозапись чаепития доступна ниже:

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Go to Top